sky_7878 (sky_7878) wrote,
sky_7878
sky_7878

Баренцев Евро-Арктический регион как инструмент мягкой силы на Северо-Западе России

Баренцев Евро-Арктический регион и Северная идентичность

После распада СССР Россия активно включилась в диалог с Западом, широко раскрыв свои объятия, в надежде на то, что наши западные "партнеры" сделают тоже самое. Начали создаваться различные структуры по межгосударственному и региональному взаимодействию. Северо-Запад России не стал исключением, включившись в особого рода интеграционный процесс с далеко идущими намерениями.

Баренцев Евро-Арктический регион (БЕАР)


В 1993 году был образован Баренцев Евро-Арктический регион (БЕАР), в который вошли северные губернии стран Финляндии, Швеции и Норвегии, а также несколько областей Российской Федерации, включая Мурманскую и Архангельскую области, Республику Карелию, Республику Коми и Ненецкий автономный округ. Данное сотрудничество носит многоуровневый характер, включая высший уровень сотрудничества (Совет Баренцева Евро-Арктического региона - СБЕР), в котором представлены страны на уровне министерств, и региональный уровень сотрудничества, в котором председательствуют главы регионов, образующие Региональный Совет.  Деятельность советов БЕАР на всех уровнях дополняется рабочей группой представителей коренных народов, населяющих территории БЕАР. Решения советов БЕАР проводят в жизнь созданные на различных уровнях сотрудничества рабочие группы - по экономике, культуре, молодежной политике и т.д. Основа основ функционирования БЕАР - это выстраивание горизонтальных структур на уровне личных контактов по принципу “от человека к человеку”. Деятельность всех структур координирует т.н. “Баренц-Секретариат”.


Безусловно, сотрудничество с соседями вещь нужная и полезная. Но с одной существенной оговоркой - если обе стороны являются полноправными субъектами взаимодействия, осознанно продвигающими собственные интересы на внешнеполитической арене - в области культуры, образования, природопользования и иных областях сотрудничества.

Почему интересы государства в области культуры и образования должны быть одними из приоритетнейших? Очевидным образом потому, что культурная и образовательная среда формирует молодежь, которая завтра возьмет бразды правления в свои руки и поведет страну и общество в определенном направлении. И от того, насколько полноценно будет осуществлена передача культурно-нравственных ценностей молодому поколению, зависит будущее России.

Сотрудничество БЕАР имеет ярко-выраженный “крен” в гуманитарную сторону - наибольшее количество проектов осуществляется в сфере культуры, образования, молодежной политики, причем их направленность характеризуется “стиранием” границ - как в буквальном смысле (проект “Поморской зоны”), так и в переносном. И результат спустя 20 лет сотрудничества не замедлил сказаться - по словам Ари Сирена, главы международного “Баренц-Секретариата”, “баренцево сотрудничество очевидно преуспело в установлении контактов и связей между жителями регионов через границы”.

Финансирование проектов осуществляется в рамках программ “Коларктик”, “Северное измерение”, а также через “Баренц-Секретариат”, который в значительной степени финансируется МИД Норвегии. Россия принимает долевое финансовое участие по крайней мере в некоторых программах. Причем особенностью программ «Коларктик» и «Северное измерение» является тот факт, что они обходят вопросы, затрагиваемые «высокой» политикой, т.е. являются как бы «внеполитическим» сотрудничеством (рассмотрено здесь).

Позиция Норвегии


После вооруженного переворота на Украине, срежессированного Западом и осуществленном при помощи праворадикальных группировок “Правого сектора”, а также после референдума в автономной республике Крым и присоединения полуострова к России, Норвегия заняла однозначно антироссийскую позицию и присоединилась к санкциям Запада. Тем не менее, сотрудничество на уровне БЕАР не только не пошло на убыль, но, напротив, получило дополнительные средства от наших “заклятых друзей”. В частности, программы “Северное измерение” и “Коларктик” получат от ЕС в течение 5-ти лет 100 млн евро.  А в одном только 2014 году в Мурманскую область из-за рубежа поступило 128 млн долларов США. Так же норвежский “Баренц-Секритариат” получил грант от МИД Норвегии в размере порядка 140 млн крон (16 млн евро) “для поддержки широкого сотрудничества простых людей между Севером Норвегии и Северо-Западом России”. Сумма рассчитана с 2015 по 2017 год и на 18 млн крон превышает финансирование предыдущего трехлетнего периода. Приоритет должен отдаваться проектам, нацеленным на укрепление гражданского общества и защиту прав человека в российской части Баренцрегиона (источник). А бывший руководитель норвежского Баренц Секретариата Рюне Рафаэльсен (ныне советник Баренц-Секретариата) убежден: жители приграничья не должны платить по счетам "большой политики", а ответом на внешнеполитические разногласия может быть только  увеличение активности на российско-норвежской границе (источник).

Таким образом, Запад, в лице норвежской стороны, не только не сворачивает сотрудничество, но, напротив, очевидным образом его расширяет. И значит планирует как можно быстрее достичь определенных целей. А цели, в частности, у Норвегии, более чем амбициозные…

Норвежская стратегия на Крайнем Севере


“О норвежской стратегии на Крайнем Севере”, информация с сайта МГИМО:

В декабре 2006 года норвежское правительство утвердило стратегию развития северных районов страны, Шпицбергена и прилегающих к ним морских пространств. Её осуществление призвано обеспечить достижение Норвегией следующих целей:


  • сделать страну к 2020 году лидером в области научных исследований Севера;


  • занять ведущие позиции в мире в области управления ресурсами Севера и его окружающей средой;


  • превратить Северную Норвегию в высокоразвитый и многоотраслевой экономический регион.

Практическая реализация этой стратегии – приоритетная программа норвежского правительства. <...> В стратегическую программу включен исследовательский проект «Геополитика на Крайнем Севере».

И, как несложно догадаться, трансграничное сотрудничество, по мере развития Российско-Норвежских отношений, становится всё более весомым геополитическим фактором.

Попробуем разобраться, какими качествами обладает данный фактор и что сулит он России в уже не столь отдаленной перспективе.


Северная идентичность


На международной конференции «Культура Баренцева Евро-Арктического региона: новые горизонты стратегии развития», проведенной в начале декабря 2014 года,  было торжественно провозглашено, что “у жителей северных стран наконец-то появилось сознание общей северной идентичности”. Данная конференция проходила в Мурманске при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и международной программы “Коларктик ИЕСП-ПС”. “Мы выходим на новый уровень диалога, — заявил председатель Комитета по культуре и искусству Мурманской области Сергей Ершов. — Будущее — за крупными, комплексными проектами в сфере культуры.” (источник)

Что представляют из себя некоторые “комплексные проекты в сфере культуры”, мы рассмотрим несколько позднее - сейчас нас интересует вопрос идентичности, в частности, северной идентичности. Идентичность - это свойство человека выражать свою принадлежность к различным социальным группам. То есть это комплексное явление, поскольку различные социальные группы, с которыми идентифицирует себя человек, могут объединять людей по самым разным признакам - мировоззренческим, профессиональным, конфессиональным и т.д. Нас интересует прежде всего национальная идентичность, которая связывает человека со своей страной и проявляется в конструктивном ключе как гражданское чувство, чувство гражданской ответственности. Национальная идентичность не может быть оторвана от ощущения гражданами социокультурной общности друг с другом,  которая основана на гражданском консенсусе в отношении истории, актуальной политики, образа будущего страны, ценностных и нравственных установок, передававшихся от поколения к поколению.

Уже ни для кого не секрет, что во время краха СССР по национальной идентичности советских граждан был нанесен мощнейший удар, который привел к значительной утрате духовных скреп общества. Это привело к смене советской идентичности на национальную и этническую идентичность у входивших в СССР национальностей и этносов. Острее всего ощутили этот удар русские, поскольку русские - народ-держатель империи, который в процессе становления Российской, а затем Советской империи прошел ряд метаморфоз, все больше отдаляясь от своих этнических корней, и потому не способный существовать как единый народ в отсутствии объединяющего его мироустроительного проекта.

И вот в этих условиях нам заявляют об уникальном создании северной идентичности - читай - идентичности Баренцева Евро-Арктического региона. Теперь разберем фразу -  “у жителей северных стран наконец-то появилось сознание общей северной идентичности”. Допустим, у жителей Норвегии, Финляндии и Швеции появилось осознание общей северной идентичности - порадуемся за них, что они наконец-то осознали себя единым северным народом - нам от этого, как говорится, ни холодно, ни жарко. Но в перечне “северных стран” значится также и Россия. Так значит, чеченцы, удмурты, и скажем, кабардинцы тоже осознали себя единым северным народом вместе с норвежцами, финнами, и шведами? Конечно же нет, это абсурд. Так что скрывается за этой лукавой формулировкой? Только то, что на фоне глубочайшего кризиса национальной идентичности в России за двадцатилетие трансграничного  сотрудничества на территории северных областей Российской Федерации сформировалось поколение, которое связано больше с Норвегией, Финляндией и Швецией, нежели с остальной Россией.  

Вот что говорит бывшая глава Баренц-Секретариата Пиа Свенсгор: “С момента создания БЕАР уже успело вырасти новое поколение, которое в значительной степени определяет себя именно как жителей Баренц-региона. Так что на региональном уровне связи Норвегии с Россией продолжают оставаться крепкими”.

Таким образом пресловутая “Северная идентичность” становится геополитическим фактором, который усугубляется оттоком населения с Севера. В частности, всё меньше мурманской молодёжи связывает свое будущее с Севером России.

В этой связи возникает закономерный вопрос - коль скоро Россия ставит перед собой амбициозные планы по освоению Арктики, как это может сочетаться, во-первых, с отсутствием внятной политики в отношении северян, во-вторых, с фактическим поощрением выращивания на Русском Севере чужеродной “Северной идентичности”, которая по большому счёту является “заделом” для диффузно-сепаратистской войны на севере России?

(продолжение следует)



Оригинал статьи на сайте 51eot.su

Tags: БЕАР Норвегия СевернаяИдентичность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments